Российский разработчик средств информационной безопасности

Цифры роста

20 августа 2018 годаРезультаты шестнадцатого ежегодного рэнкинга крупнейших ИТ-компаний, составленного агентством RAEX (РАЭКС-Аналитика) по итогам 2017-го, демонстрируют заметное оживление на этом рынке. Дальнейшее его расширение будет во многом связано с нарастающей цифровизацией экономики. Повышенный интерес к продуктам ИТ-защиты формирует государство, ведь кибербезопасность остается одним из ключевых приоритетов страны, считает коммерческий директор компании «Актив» Дмитрий Горелов.

Суммарные доходы участников нынешнего рэнкинга увеличились в 2017-м на 14% (годом ранее на 11%) и составили 666,6 млрд рублей. Таким образом, рынок второй год подряд не просто растет, но и уверенно перекрывает инфляцию (2,5% в 2017-м и 5,6% в 2016-м). Оптимизм участникам рынка придают заявленная на самом высоком уровне политика цифровизации экономики, импортозамещения и информационной безопасности.

Услуга за услугу

Традиционно самым доходным среди направлений деятельности компаний — участниц рэнкинга остаются ИТ-услуги — суммарная выручка в 2017-м здесь составила 206 млрд рублей, увеличившись за год на 6%. При этом росли все отдельные сектора ИТ-услуг: поддержка и аутсорсинг в 2017-м — до 86,6 млрд рублей (на 6% в сравнении с предыдущим годом), интеграция — до 73,5 млрд рублей (4%), консалтинг — до 43,8 млрд рублей (10%), обучение — до 2,1 млрд рублей (7%).

Константин Уманский, руководитель компании Ventra IT Solutions, связывает рост выручки с цифровизацией бизнеса: «Если раньше заказчики рассматривали ИТ исключительно как поддерживающую функцию бизнеса, то теперь используют как актив для формирования лояльности клиентов и увеличения прибыли. Так, представители финансового сектора конкурируют не только тарифами, но и интерфейсами для взаимодействия с аудиторией, игроки телеком-рынка активнее предлагают потребителям дополнительные сервисы из числа непрофильных услуг, у ретейлеров растут онлайн-покупки».

А Сергей Сульгин, президент MAYKOR, добавляет: «Массовое внедрение новых технологий и устройств ведет к появлению новых сервисов, при этом зачастую происходит изменение не только ИТ-инфраструктуры, но иногда и core business клиента. Соответственно, и требования заказчиков трансформируются». По его мнению, в 2017 году также заметно увеличилась доля контрактов на комплексный сервис — не просто обслуживание конкретных единиц техники, а обеспечение бесперебойности бизнес-процесса в целом. «Такой формат сотрудничества привлекателен для заказчиков, потому что дает возможность в полной мере возложить ответственность за бизнес-процесс на поставщика услуг и избавиться от внушительных капитальных затрат. Ключевой задачей аутсорсера становится предотвращение перебоя в оказании комплексной услуги, а для клиента при этом не имеет значения, сколько времени потребовалось на ремонт или в случае с сервисом печати, например, на замену картриджа, главное, чтобы процесс печати не останавливался», — полагает Сергей Сульгин.

Важным драйвером роста остается и развитие облачных технологий. «Рынок уже привык к идее, что подписка на облачный сервис позволяет быстро наращивать или сокращать вычислительные ресурсы без масштабных инвестиций. Облачные продукты строятся на промышленных стандартах, что является гарантией переносимости в любую среду и в итоге — непрерывности бизнеса. Теперь такие услуги востребованы во всех отраслях. Например, в ретейле компании нередко размещают свои приложения на разных площадках и по мере необходимости переносят их в облако. Компаниям с территориально распределенной структурой тоже экономически гораздо выгоднее перевести свою ИТ-инфраструктуру в облако — в начале, как правило, частное. Есть немало других сценариев применения облачной модели: скажем, проверка бизнес-идей в ходе пилотных проектов, когда требуется провести масштабное нагрузочное тестирование без отвлечения собственных ресурсов», — делится наблюдениями за развитием рынка Степан Томлянович, генеральный директор компании «ФОРС — Центр разработки» (ГК «ФОРС»).

В сфере системной интеграции лидеры рэнкинга и рынка обращают внимание на увеличение проектов по импортозамещению во всех областях ИТ-инфраструктуры. «Задача интегратора в таких проектах — подбор оптимального решения и обеспечение максимально быстрой миграции с минимальными рисками. Интеграторы создают собственные программные и аппаратные продукты, превращаясь по сути в вендоров, разрабатывают собственные информационные системы», — говорит Филипп Генс, президент группы компаний «ЛАНИТ». По его словам, среди основных заказчиков со стороны бизнеса сейчас все больше выступают банки. «Поскольку банки становятся по сути ИТ-платформами, предоставляющими различные персонализированные финансовые услуги, увеличился спрос на инструменты обработки больших данных. Так, наша дочерняя компания CleverDATA разрабатывает аналитические модели сегментации клиентов и внедряет инструменты предиктивной аналитики и оптимизации целевого маркетинга в банковском секторе», — добавляет Филипп Генс.

Soft стал macro

Следующими по масштабу доходов после ИТ-услуг направлениями развития рынка в прошлом году стали поставки ПО и оборудования в рамках интеграционных проектов (81,4 млрд рублей, прирост 2%), разработка программного обеспечения (77,3 млрд рублей, рост на 12%), дистрибуция (56,4 млрд рублей, рост на 10%), производство ИТ-оборудования (5,9 млрд рублей, прирост 101%) и телекоммуникационные услуги (3,2 млрд рублей, рост на 26% с минусом).

По словам Андрея Сыкулева, генерального директора компании «СИНИМЕКС», последние годы российские предприятия самых разных отраслей продолжают накопление ИТ-активов как аппаратных, так и программных систем и данных, что приводит к возникновению потребности в разработке и интеграции ПО. Стабилен и спрос, связанный с необходимостью модернизации уже давно эксплуатируемых решений. «На рынке разработки заказных бизнес-приложений по-прежнему актуальна тенденция к сокращению стоимости и сроков разработки. Поэтому хорошо прослеживается интерес ко всему, что позволяет сократить прежде всего сроки вывода нового функционала в эксплуатацию. В результате интерес к итеративным методам разработки (agile, scrum), к соответствующим архитектурным шаблонам (сервисы, микросервисы и тому подобное) не угасает. Рынку интересно все, что позволяет в кратчайшие сроки создавать функциональность программного обеспечения, имеющую ценность для бизнеса. Отсюда возрождение платформ HPaPaas, интерес к которым со стороны широкой публики угас в начале 2000-х», — поясняет Андрей Сыкулев.

Чем опасен «хайп»?

Говоря о ближайших перспективах развития рынка информационных технологий, участники рэнкинга в первую голову упоминают цифровую экономику. «Очевидно, что на начальном этапе перехода к цифровой экономике уровень неопределенности гораздо выше, чем в стабильной ситуации. Эта неопределенность в свою очередь отражается на спросе на ИТ-услуги. Многие технологии еще очень молоды и недостаточно апробированы. Часто возникает эффект «хайпа», когда все говорят о перспективности того или иного подхода или технологии, но на практике они еще не проверены. Мировой опыт говорит о том, что «подрывные» решения (которые в корне меняют модель бизнеса) не приживаются в традиционном бизнес-окружении. Поэтому мы, например, рекомендуем заказчикам не сразу внедрять «хайповые» подходы, а тестировать их сбоку от основного бизнеса для проверки эффективности и работоспособности. Другая сложность — неравномерность степени готовности к цифровизации по отраслям. Сервисные отрасли демонстрируют бОльшую готовность к переменам, а вот, например, машиностроительное производство требует сначала огромных вложений в перевооружение станков и производственных технологий», — отмечает Тагир Яппаров, председатель совета директоров ГК «Аплана».

Традиционными локомотивами рынка остаются потребность заказчиков в отечественных ИТ-решениях и безопасность. «Ориентируясь на потребности рынка, мы стараемся скорректировать стратегию развития нашего продуктового портфеля. Так, в этом году мы фиксируем повышение спроса на ряд российских решений, среди которых, например, система видеоконференцсвязи, выпускаемая под брендом IVA Technologies. Также с принятием пакета Яровой более востребованными становятся системы архивного хранения данных. Увеличился спрос на систему распознавания лиц, что связано с повышением требований к безопасности; мы ожидаем, что в ближайшей перспективе данный рынок будет стремительно расти», — уточняет Станислав Иодковский, первый заместитель генерального директора компании «ХайТэк».

Среди востребованных продуктовых направлений информационной безопасности в 2017 году некоторые лидеры данной отрасли отмечают защиту серверов и компьютеров, а также обеспечение безопасности электронной подписи, корпоративных сетей и виртуальной инфраструктуры.

«В нашей компании фактором взрывного роста продаж сертифицированного средства криптографической защиты информации для создания электронной подписи и доверенной визуализации документов (продукт Jinn) стал масштабный и долговременный проект по обеспечению юридически значимого электронного документооборота в компонентах системы «Электронный бюджет». Высокую динамику показало комплексное решение Secret Net Studio для обеспечения безопасности рабочих станций и серверов. Спрос обусловлен активным переходом пользователей Secret Net на новый продукт с существенно большими функциональными возможностями. А факторами динамичного роста спроса на средства защиты виртуальной среды vGate являются повышающийся интерес к средствам защиты данной инфраструктуры от специфических для нее угроз, а также необходимость обеспечения заказчикам соответствия предлагаемых решений требованиям регуляторов», — поясняет Андрей Голов, генеральный директор компании «Код Безопасности».

Повышенный интерес к продуктам ИТ-защиты формирует государство, ведь кибербезопасность остается одним из ключевых приоритетов страны. «2017 год оказался богат на новые законодательные инициативы в данной сфере. Это и программа «Цифровая экономика», и закон о критической информационной инфраструктуре — № 187-ФЗ «О КИИ». Также продолжилось развитие масштабных государственных информационных систем. В их числе можно отметить Федеральную государственную информационную систему ценообразования в строительстве (ФГИС ЦС), государственную информационную систему «Электронный промысловый журнал» (ГИС ЭПЖ), созданную для Центра системы мониторинга рыболовства и связи, или «Систему электронных паспортов» транспортных средств (АС СЭП). В этих инициативах заложены меры обеспечения защиты информации и инфраструктуры от атак. Данная тенденция обусловила рост ИБ-бюджетов: по нашей оценке, они достигли порядка 10% от ИТ-бюджетов», — отмечает Андрей Голов.

Коммерческий директор компании «Актив-софт» Дмитрий Горелов добавляет: «Для сегмента информационной безопасности сегодня характерны ощутимые темпы роста. Это происходит благодаря курсу на импортозамещение. Российским производителям стало комфортнее работать в государственных проектах: начал работать реестр отечественного программного обеспечения, крупные заказчики стали охотнее включать российские решения в свои планы развития и серьезно относиться к отечественным разработчикам средств информационной безопасности».

Помимо этого, активно проводится перевод информационных систем на новые стандарты электронной подписи, что, в свою очередь, стимулирует спрос на услуги. «Криптографические стандарты электронной подписи введены в 2012 году. Но был установлен переходный период для разработки новых средств электронной подписи и модернизации информационных систем, который, в соответствии с приказом ФСБ России от 31 января 2014 г. №149/7/1/3-58 «О порядке перехода к использованию новых стандартов ЭЦП и функции хэширования», закачивается в этом году. Новые криптографические стандарты были введены для повышения безопасности средств электронной подписи, поскольку возможности компьютерной техники и технологии криптоанализа постоянно растут», — поясняет Дмитрий Горелов.

В перспективе в связи с переводом экономики в цифровой формат угрозы в области информационной безопасности могут усиливаться. «Защищать придется такие области, как робототехника, искусственный интеллект, генная инженерия. Также нужно отметить растущую значимость защиты стратегических государственных информационных систем и обеспечения цифрового суверенитета государства», — резюмирует Андрей Голов.